Форум болельщиков футбольного клуба "Авангард" Курск » Курск и Курская область » История » Старые фотографии

Страниц (12): « 1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 ... » В конец
 

61. mick-vvv - 05 Января, 2013 - 01:07:37 - перейти к сообщению
altalom
Да, все правильно, это он. Саш, большое спасибо за найденное фото. Огромное. Лому, за подсказки. Да, второй этаж... !!!! Спасибо!!!!
(Добавление)
T. Rex
Спасиб, интересное фото. Но сориентироваться не могу по нашему дому. Где то что-то не так...
62. lom - 05 Января, 2013 - 10:42:54 - перейти к сообщению
Mick-vvv пишет:
Спасиб, интересное фото. Но сориентироваться не могу по нашему дому. Где то что-то не так...
Вот и я не могу,так как не обнаружив на фото место где ул С.Перовской уходит вниз к Добролюбова, соответственно не могу обнаружить местонахождение здания 4го училища связи, а как раз напротив него, на другой стороне Гайдара и стоит наша двухэтажка. Беда в том , что я не знаю года постройки нашего дома и здания училища. На фото есть отдалённо похожие контуры нужных мне строений, но слишком уж отдалённо.Понятно,что здания после постройки неоднократно перестраивались-наш дом уж точно, последний раз в 68м году-когда главный вход был перемещён с улицы во двор ,и частично была изменена внутренняя планировка, так например комната моих родителей превратилась в кухню, а кухня в прихожую, в следствии чего им пришлось в 69м перебраться на ПМЖ в благословенный микрорайон, или как он тогда назывался, посёлок КЗТЗ Улыбка .
63. lom - 06 Января, 2013 - 15:45:30 - перейти к сообщению
От Гайдара вниз к Барнышовке-к трамвайному кольцу, была, если кто помнит, замечательная деревянная лестница. Будучи ребёнком я так любил по ней ходить! Может есть у кого фото?
64. alta - 06 Января, 2013 - 21:49:35 - перейти к сообщению
И снова про арбузы... Радость

grek пишет:
Далее по Добролюбова к Борнышевке была овощная база, где мы с ними постоянно пиз___ли арбузы и дыни

Yurychief пишет:
подбирались к арбузным клеткам человек 5 становились перед клеткой на счет 3 поднимали её, собирали, выкатившиеся арбузы и делали ноги, потом съедали сколько могли


65. grek (N/A) - 06 Января, 2013 - 21:55:46 - перейти к сообщению
Саш, это что, прямо к демонстрации арбузы подкатили? Или демонстрация именно за арбузами выстроилась? Такое тоже могло случиться...
66. alta - 06 Января, 2013 - 21:58:55 - перейти к сообщению
grek пишет:
Или демонстрация именно за арбузами выстроилась?
Это городская ярмарка (середина 60-х).
67. lom - 06 Января, 2013 - 22:00:31 - перейти к сообщению
grek пишет:
Саш, это что, прямо к демонстрации арбузы подкатили? Или демонстрация именно за арбузами выстроилась?
Это вряд ли демонстрация-на заднем плане видны едущие по Красной Площади автобус и троллейбус. Скорее какая то ярмарка, или что-то подобное, только вот почему на площади?
68. Петрович 46 - 06 Января, 2013 - 22:28:48 - перейти к сообщению
lom пишет:
какая то ярмарка, или что-то подобное, только вот почему на площади?
Там скорее не на площади а начиная от дома 2/4 и до собора. И в Первомайском ярмарка и перед кинотеатром "Октябрь"
69. mick-vvv - 07 Января, 2013 - 16:40:23 - перейти к сообщению
lom пишет:
Это вряд ли демонстрация-на заднем плане видны едущие по Красной Площади автобус и троллейбус. Скорее какая то ярмарка, или что-то подобное, только вот почему на площади?

Троллейбусов в 60-е не было. Значит эту часть площади (начиная от угла 2/4) можно было спокойно отдавать под ярмарку целиком.
70. ДЕД - 10 Января, 2013 - 01:59:18 - перейти к сообщению
Цитата:


Снята северная трибуна расположенная на насыпном грунте со стороны касс севера. В конце с правой стороны виден гараж стадиона огороженный штакетником с белым ромбиком -это ворота гаража. Между заборм стадиона со стороны Радиищева и гаража размещался туалет. За теннисистом виден торец здания -это спортзал и помешения для раздевалок . По длине спортзал распологался с севера на юг. Пол спортзала был ниже нуля на 4 метра и позтому играли в волейбол и баскетбол. Между западной стеной спортзала и ограждением поля была посажена знаменитая липа.Склон задней части северной трибуны который видем на фото был засеян газонной травой и на нем находились ступенки для прохода на трибуну т. е. можно было проходить на трибуну как со стороны поля так и со стороны на фото.Половина северной трибуны в настоящее время находится на насыпном грунте которы виден на фото.Проход к полю между спортзалом и торцом северной трибуны где футболист . футболисты и хоккеисты .выходили из раздевалок на угол футбольного поля со стороны прохода где футболист.К южному торцу спортзала было пристроено небольшое здание где жили братья Храмцовы(Пашка и Витя )а также Алик Сомов и наш первый тренер дядя Володя Щекин. Южная трибуна 5 ипи 6 рядов лавок. Табло с перевертышами разиещалось за западными воротами около забора стадиона. На Динамо такое табло размещалось на балконе здания рядом со старым спортзалом. Эти сооружения можно пощупать и сейчас . В здании с балконом размещались раздевалки душевые кабины и администрация стадиона.Балкон расположен точно по оси северных ворот стадиона .
71. alta - 10 Января, 2013 - 02:32:43 - перейти к сообщению
T. Rex пишет:
В середине прошлого века в этом доме жил князь Н. И. Кудашев, снимая городскую квартиру у помещика П. Б. Чурилова. Это здание памятно тем, что в нем останавливался величайший представитель русской музыкальной культуры композитор Александр Порфирьевич Бородин. Композитор приехал и гости к Кудашеву в 1869 году (его приезд совпал с началом регулярного железнодорожного сообщения из Курска в Москву) и все лето прожил то в имении князя в Алябьево, в двадцати километрах от Курска, то в самом Курске.


Вставлю и свои пять копеек. То здание, в котором сейчас располагается военный госпиталь, это не дом Чурилова. Вот дом Чурилова: крайний слева

Именно в нём как раз и работал над своим произведением Бородин

В начале же 20 в. это здание было выкуплено неким Грошковским, который и перестроил его в 3-этажное


с посудно-ламповым магазином на первом этаже
72. T. Rex - 13 Января, 2013 - 02:03:28 - перейти к сообщению
alta пишет:


Mick-vvv пишет:
alta lom
Да, все правильно, это он. Саш, большое спасибо за найденное фото. Огромное. Лому, за подсказки. Да, второй этаж... !!!! Спасибо!!!!
T. Rex
Спасиб, интересное фото. Но сориентироваться не могу по нашему дому. Где то что-то не так...

Миша! Взгляни на ваш дом с горки от костёла. При увеличении фото (просто щёлкните по фото) ваш дом отчётливо виден как самый первый вправо от Спассо-Преображенской церкви. Издатели ошиблись: это не Ямская, перед нами Гостинный переулок, Юрьевская и Ендовищенская улицы.


Ещё один вид. Это перекрёсток улиц Преображенской (Кр.Армии) и Золотаревской (Гайдара). Опять же при увеличении (как обычно-щёлк!) хорошо просматривается мезонин и цоколь дома (по Преображенской).

А вот, что пишет о вашем доме историк и краевед Владимир Борисович Степанов в "Путеводителе по исторической части г.Курска
Цитата:
Такого типа зданий, как дом с мезонином на углу улиц Гайдара и Красной Армии, снесенный в ноябре 2003 года, в Курске сегодня найдется немного, но в прошлом в городе их было предостаточно. Весь девятнадцатый век провинциальная Россия строила жилые дома с мезонинами, в которых проживали помещики, крупные чиновники, богатые купцы. Обычно в средней части такого одноэтажного дома находилась надстройка, непременно имевшая небольшой балкончик.

Этот дом на улица Гайдара имел во дворе небольшую пристройку с глубоким подвалом, перекрытым сводчатым потолком. По всей вероятности, она являлась более старинным жилым зданием, построенным на этом месте. Когда была определена по первому градостроительному плану улица Золотаревская, пристройка оказалась не на самом углу, а в небольшом удалении от него. В старину перед этим зданием был раскинут небольшой палисад. Скорее всего во второй половине XIX века владелец этого исторического места построил угловой дом с мезонином, которые теперь в городе, увы, можно сосчитать по пальцам.


Очень интересный рассказчик Владимир Борисович Степанов, и я далее просто процитирую его рассказ:
"Между улицами Красной Армии и Софьи Перовской в месте их пересечения с улицей Гайдара до Октябрьской революции находился сквер на Преображенской площади, в центре которой высилась редкая для курского края пятиглавая церковь Преображения Господня.

Сначала здесь в самом конце XVI века была построена деревянная церковь. В то время город начинал застраивать новые площади за рекой Кур. Уже островком на спуске к реке Тускарь расположилась слободка Троицкого мужского монастыря. С постройкой Спасской церкви вокруг нее стала застраиваться новая одноименная слободка.

Близость южной границы государства, постоянные набеги татар, нападения поляков или своих соотечественников «воровских людей» -все это заставляли жителей новых слободок при появлении неприятеля, в час опасности, быстро перебираться в крепость, перенося туда свой скарб и перегоняя скот, и там отсиживаться. Когда же в 1612 году поляки обложили осадой Курскую крепость, только предательство спасской попадьи с ее зятем, дьяконом той же церкви, указавших неприятелю слабые места в обороне крепости, заставило ее изнуренных защитников сдать врагу большой острог и отступить в малый.

В 1786 году деревянная церковь была снесена, а на ее месте стали строить каменную. Очевидец строительства С. Ларионов тогда написал: «Церковь Преображения господня, в Закурной же части на Спасской площади. Строится вновь о дву етажах пяти главах, тщанием купечества и ко окончанию уже приходит».

В 30-х годах XX века церковь поспешно была перестроена в хлебозавод, а во время войны здание было разрушено до основания. После войны площадь быстро застроили, и теперь как-то даже странно, что небольшая улица Софьи Перовской, неожиданно сделав поворот на девяносто градусов, смыкается с улицей Красной Армии."

Делее идёт рассказ об улице Софьи Перовской:
"Перед Второй мировой войной флагманом курской промышленности был кожевенный завод имени Серегина. В 1927 году для его передовых работников было восстановлено под жилые квартиры здание бывшей вальцово-механической крупорушки. Сюда же входило просорушное заведение и мельница. Предприятие принадлежало Н.А. Кузьмину и располагалось в доме №13 на улице Старо-преобра-женской. Годовой оборот крупного по тому времени производства составлял три миллиона рублей. Здание было разрушено в годы гражданской войны.

В 1926 году здесь бурно развернулись строительные работы, которые приковали внимание буквально всего Курска (в то время в городе строилось очень мало жилья). Здание бывшей крупорушки переделывалось в быстром темпе. Строители укрепили каркас коробки дома стальными стяжками, в каждую квартиру, а их стало 21, был проведен водопровод, устроены теплые туалеты, отдельные кухни; печи сделаны из огнеупорного кирпича и облицованы изразцами. В то время такая отделка квартир считалась выполненной по последнему слову техники. Высокий дом с красивыми балконами стал в Курске по казательным социалистическим жилищем начала первой пятилетки.

После войны в здании находилось общежитие ФЗУ, которое позже перешло к профессионально-техническому училищу связи №4."

Серёга, Lom! Дальше идём к твоему дому:
"Двухэтажный жилой дом №15 своим характерным угловым закруглением заставляет внимательно осмотреть его старинные плоские, без излишних архитектурных украшений стены.

Этот дом в двадцатых годах XX века принадлежал нэпману В.А. Скорману, в прошлом богатому лесопромышленнику. В нем в одно время после революции работала типография, а позже школа №40."
73. al575 - 10 Февраля, 2013 - 14:29:33 - перейти к сообщению
А вот видео http://www.youtube.com/watch?v=mB4TTVUvAQ4 город загадок, примерно ближе к середине этого видео рассказывают о подземных ходах Курска, заморском судне с золотом, затонувшим в реке Тускарь, заводе Людвига Вильма и ещё много всего. Жаль, что сейчас по ним нельзя полазить, так как они закрыты.
Если только расковырять проход. Закатив глазки
74. mick-vvv - 10 Февраля, 2013 - 15:48:51 - перейти к сообщению
al575 пишет:
Если только расковырять проход.

Многие ходы заполнены радоном в высокой концентрации. Долго потом не проживешь.

Неплохая передача получилась, Анна Сухова с коллегами постаралась. Вот только журналист-астролог весь мозг вынес напрочьУлыбка Хорошо что редакторы его грамотно размазали по всей передаче, иначе недосмотрел бы.
Качественно получилось про историю на ВЧК, прежде всего потому что удалось взять интервью у тогдашнего начальника УВД - достовернее некуда. Помню как в детстве эта история ужас наводила. Помнил, что там разгадка была достаточно веселой, да забыл - спасибо что напомнили.
Кстати, в подготовке к этим съемкам, я так понимаю, наш форум был тоже внимательно изучен, ибо от Ани поступало предложение поучаствовать по каким-то сюжетам из нашей тутошней болтовни, судя по всему как раз в этом выпуске.
Вообще СТСсовцам спасибо, у них очень интересные краеведческие передачи.
75. mick-vvv - 24 Февраля, 2013 - 15:30:16 - перейти к сообщению
Прогноз погоды на 11 ноября 1977 г. Сразу же под погоду в центральном районе РСФСР с 12 по 20 секунду показывают Курск.

76. alta - 20 Марта, 2013 - 23:07:16 - перейти к сообщению
Ещё одно интересное видео Курска середины прошлого века.
http://youtu.be/RG_HOS3o4OI

"Сегодня увольнения не будет"
- 1958 г.
- единственный, наверно, художественный фильм, почти полностью снятый на улицах нашего города: Ленина, Бебеля, Гоголя и др.
- курсовая работа самого Андрея Тарковского
- блистательный, при этом, актёрский состав: Куравлёв, Любшин, Олег Борисов
77. grek (N/A) - 20 Марта, 2013 - 23:30:05 - перейти к сообщению
Класс, Саш. Экскаватор работал, вроде как, на углу Радищева и Садовой, мой старший брат в то время учился в электро-механическом техникуме и участвовал в массовках. Получал даже какие-то деньги - по 30 рублей за полдня съемок. Здорово посмотреть...
78. alta - 20 Марта, 2013 - 23:46:41 - перейти к сообщению
grek пишет:
Экскаватор работал, вроде как, на углу Радищева и Садовой

Если имеется ввиду этот кадр , то это вид с Гоголя на Ленина от поликлиники УВД в сторону госбанка.
79. ДЕД - 21 Марта, 2013 - 01:18:50 - перейти к сообщению
http://www.kursk.nash-ostrov.ru/...k-v-bolshom-kino Вот где снимался фильм.
80. mick-vvv - 21 Марта, 2013 - 10:53:17 - перейти к сообщению
alta пишет:
Ещё одно интересное видео Курска середины прошлого века.
http://youtu.be/RG_HOS3o4OI

"Сегодня увольнения не будет"
- 1958 г.
- единственный, наверно, художественный фильм, почти полностью снятый на улицах нашего города: Ленина, Бебеля, Гоголя и др.
- курсовая работа самого Андрея Тарковского
- блистательный, при этом, актёрский состав: Куравлёв, Любшин, Олег Борисов

Огромное спасибо Саш! Интересно смотреть на родной город через призму художественного кино. И вообще - меня вдвойне вставил этот фильм.
В детстве я очень любил хоккей, это был спорт №1 для меня, но почему-то болел я в нем за сборную Канады, а не за сборную СССР. А самыми любимыми киногероями для меня были два знатных мудака, гениально сыгранных как раз Олегом Борисовым.
Это Джон Сильвер из "Острова Сокровищ"...



...и штабс-капитан Черный из "Макара-Следопыта".



Так что Олег Борисов для меня один самых-самых уважаемых и любимых актеров еще с детства. А тут в главной роли, еще и на улицах Курска. Прямо доставил Саш, доставил...
81. mick-vvv - 22 Марта, 2013 - 23:35:37 - перейти к сообщению
Воспоминая Александра Гордона о съемках обсуждаемого фильма в Курске. Тут и Галич, и Зиновий Гердт в Курске до кучи...

"В марте 1958 года в нашей мастерской собрались мастера и студенты — для важного разговора о предстоящих курсовых работах. Было шумно и, как всегда, сильно накурено. С темами курсовых у нас было плохо: вроде их и много, а конкретного ничего нет. Существовало два типа тем или идей: одна — советская, героическая, другая — непонятно какая. Всем подспудно мерещилось что-то неопределенное, непременно гениальное. Сейчас это «неопределенное» сформулировать легче: хотелось обращения к экзистенции человека, к его внутреннему неидеологизированному миру, а не просто к внешней героической теме.

В конце того затянувшегося допоздна обсуждения, курения и безнадеги Ромм сказал:

— В «Комсомольской правде» напечатан очерк журналиста Аркадия Сахнина о найденных в Курске немецких снарядах. Экскаваторщик копал траншею на оживленной городской улице, и ковш экскаватора обнажил головки снарядов, лежавших друг на друге. О своей находке рабочий сообщил властям. Журналист описывает эвакуацию жителей и опасный труд саперов по разминированию. В финале очерка снаряды вывозятся за город и взрываются. Прочтите, подумайте, — закончил Михаил Ильич.

Из всего курса, кажется, только мы с Андреем Тарковским заинтересовались этим очерком. Достали газету, открыли нужную страницу. «Эхо войны» — заголовок жирным шрифтом на всю полосу. Тревожная героическая интонация: подвиг советских саперов, смертельный риск при обезвреживании мин и снарядов, спасение города и его жителей. Капитан Горелик, руководитель операции, награжден орденом.

Мне очерк в качестве основы будущего сценария понравился. Но, хорошо зная Андрея, его тонкий вкус и приверженность к высокому искусству, я сильно сомневался, что эстет Тарковский возьмется за эту довольно банальную, дежурную тему. К моему удивлению, он — правда, скептически хмыкнув, — сказал: «Да, Саша, давай сделаем!»

И тут мы задумались. Что такое героизм в мирное время? Что это такое в художественном отношении? Было в наше время немало фильмов, где все присутствовало, что положено: героизм, товарищеская взаимовыручка, высокие слова о любви к Родине. Не было только главного — искусства. Позже на экраны страны вышел фильм, тоже на основе газетной сенсации. Где-то на Дальнем Востоке штормом сорвало с причала военную баржу. Случилось это ночью, баржу унесло в открытое море, и две недели, без связи и управления, она болталась одна-одинешенька в просторах океана. На барже оказалось четыре солдата, фамилии трех я помню: Зиганшин, Поплавский, Крючков, четвертого забыл. Память сохранила их фамилии еще и потому, что популярная песенка тех лет еще долго пелась в народе: «Зиганшин — буги! Поплавский — рок! Зиганшин съел один сапог!»

Воздушная разведка США обнаружила баржу, и военный корабль американцев поднял наших солдат на борт. Их обогрели, накормили. «Американские моряки спасли русских!» — кричали газетные заголовки.

Об этом случае узнал весь мир. И вскоре появился на советских экранах фильм — малоинтересная картина, которая кончалась апофеозом дружбы между советским и американским народом, — это были времена хрущевской «оттепели».

Мы же хотели превратить очерк Сахнина в полнокровный сценарий, а для этого нам нужен был не только опытный, но и талантливый сценарист. На наш дерзкий взгляд, такой жил в доме Андреева отца на «Аэропорте» — Александр Галич, известный драматург, автор пьес и сценариев (знаменитым бардом он стал позже). Встреча была короткой, и таким же осталось мое впечатление. Помню шикарно обставленную квартиру со сверкающим зеркальным паркетом, большой портрет жены Галича на стене писательского кабинета. Сам Александр Аркадьевич — красивый, ухоженный, с щегольскими усиками. Говорил мягким, бархатным голосом. Работать с нами отказался.

Пошли к Татьяне Сытиной, известной тогда сценаристке. Вернулись с тем же результатом. Говорим Ромму, что напишем сценарий сами. Михаил Ильич нас предупредил, что на кафедре сценарного мастерства будут возражать, и посоветовал поискать сценариста среди дипломников. А мы уже начали сами что-то придумывать, нашли драматургическую основу материала — страх смерти. Нам еще на первом курсе Ромм говорил, кого-то цитируя: «Страх и голод правят миром».

Первым делом мы пошли в кинотеатр «Ударник» посмотреть еще раз французскую картину Жоржа-Анри Клузо «Плата за страх», сделанную на сходном материале. Посмотрели. Молча идем после просмотра. Дошли до середины Каменного моста над Москвой-рекой. Долго стоим у парапета, молчим. Под мостом проплывает речной трамвай. Андрей глядит вниз на воду. Потом осмотрелся по сторонам и сплюнул вниз. Пристально наблюдал, как бомбочка-слюна летела, удаляясь, меняя движение от ветра… Упала.

— Ну, давай поговорим, — повернулся ко мне. — Как тебе понравилась картина?

— Картина классная, — говорю, — но ведь это «капиталистические джунгли»… Там все решают деньги.

— Да черт с ними, — перебивает, — с джунглями. Один Ив Монтан чего стоит!

— В нашей картине, — гну я свое, — деньгами и не пахнет. Наши люди не какие-нибудь, а советские, и выполняют свой долг бескорыстно, согласно уставу и присяге. Все правильно и хорошо…

— Ну и что? Что из этого?

— Да скучно, характеров нет, все одинаковые, все положительные.

— А вот тут ты ошибаешься! Из этого всего можно выжать много неожиданного, понимаешь?

До вечера мы гуляли по городу и болтали о том о сем, в том числе и о французском кино. Андрею очень нравилась картина «Их было пятеро» и тот эпизод, где один из героев выходил на сцену, засунув руки в карманы. И читал стихи, и кому-то в зале они не нравились, а он всё читал и читал… Ну нравилась ему поэзия, и любил он быть самим собой в любой обстановке…

На следующий день мы узнали, что сценарная кафедра дает нам сценариста. Им оказалась красивая молодая женщина Инна Махова. Работали мы вместе, а когда фильм был закончен, Андрей настоял, чтобы в титрах стояли и наши фамилии. Я уговаривал Андрея быть великодушным и снять фамилии, чтобы Махова могла защититься на кафедре самостоятельно, без соавторства, но Андрей был неумолим: «Ведь это и наша работа». К счастью, это не помешало Инне защитить диплом.

Бюджет учебной студии ВГИКа скуден, и тем не менее студия нашла средства, чтобы отправить нас в Курск для изучения и сбора материала. Мы поселились в гостинице, оставили Инну в номере, а сами поехали в воинскую часть, где служили героические саперы. Едем по улицам Курска. Улицы взбираются на горки, скатываются вниз, дома деревянные, на окнах ставни. За заборами видны сараи, пасутся козы, лают собаки.

В штабе части собрались офицеры. Начинаем беседу Спрашиваем:

— Читали «Эхо войны?»

— Читали, — отвечают.

— Рассказывайте, как было дело, показывайте героев.

— Да ничего особенного не было, — говорят, — обычное дело. — А кто-то добавил — И за что орден дали?

«Почему они так говорят, из зависти, что ли?» — думаем про себя.

— Наша служба такая. И до того случая находили снаряды, только нё писали об этом. А теперь раздули газетчики…

— А где капитан Горелик?

— Уехал на повышение квалификации.

— А солдаты?

— Демобилизовались.

— Ну, что же, наврали в очерке, что ли?

— Да нет, было такое. Только народ теперь поменялся.

И весь разговор в таком роде. Не густо.

Приглашают в зал, там солдаты ждут встречи с «кинематографистами».

Выходим на сцену. Спрашиваем у солдат, что слышали, как дело было, какие детали событий помнят, что кого поразило. Молчание.

— Ну, расскажите, в конце концов, что-нибудь интересное!

Теперь в зале оживление, гул, почти веселье. Друг другу кивают, переговариваются, словно нас и нет. Андрей разозлился, подошел к краю сцены, выдержал длинную паузу. В наступившей тишине крепко припечатал солдатскую братию. Но разговора не получилось. Мы уехали расстроенные — зацепиться ни за что не удалось.

Возвращаемся в гостиницу, видим — у парадных дверей стоит всем известный актер Зиновий Гердт с палкой в руке. А с ним — двое неизвестных, из которых один тоже с палкой. О чем-то говорят, то серьезно, то шутливо. Потом неизвестные ушли, а Гердт остался подышать свежим воздухом и выкурить сигарету.

Заманчиво познакомиться со знаменитостью, но стесняемся. Проходим мимо, но все-таки не выдерживаем: «Здравствуйте, Зиновий Ефимович!»

В ответ — немой вопрос в глазах и добрейшая улыбка. Мы ринулись представляться, такие, мол, и такие, с курса Михаила Ильича Ромма.

— Что вы тут делаете? — с радостным удивлением.

— Собираемся картину снимать!

— О чем же?

— Снаряды здесь нашли недавно. «Эхо войны», очерк Сахнина, читали?

— Не читал, но слышал.

— А, слышали? И от кого?

Он посмотрел на нас весело и загадочно. Мы были заинтригованы.

— А вы заметили, мои молодые друзья, что нас тут было трое? Вот здесь, где вы сейчас стоите, Саша, стоял Аркадий Сахнин. Второй, с палочкой, Николай Розанцев, режиссер «Ленфильма». Они живут по соседству и пишут сценарий по очерку «Эхо войны». Наступила глубокая пауза. Гердт продолжал:

— Картина уже запущена в производство, идет подготовительный период. Вы не знакомы с ними случайно?

— Нет. И нет никакого желания! — сказал я.

— С конкурентами нужно бороться, а не знакомиться, — мрачно заявил Андрей.

Гердт задумался, пожевал губами.

— Такого я еще не слышал. Интересно!

— В Голливуде такое бывает сплошь и рядом. Там, я вам скажу, за тему насмерть бьются и кровь течет рекой, — произнес Андрей.

— Да-да, интересно… Искренне рад был познакомиться.

Гердт направился к дверям гостиницы, потом остановился, повернулся и поманил нас пальцем. Мы подошли. Гердт заговорщицки зашептал:

— В Голливуде льется кровь, говорите? Рекой? Бр-р-р… Это просто кошмар!

И вдруг неожиданно:

— Хотите, буду вашим агентом? Вам же нужно знать о передвижениях в стане врага. — Он улыбнулся. — Люблю помогать молодым.

Мы зашли к Инне, рассказали о встрече с Гердтом. Но дурные вести не расстроили нас, а обозлили, и от злости мы за неделю сколотили костяк сценария. Пригодились и мои артиллерийские познания. Я еще не забыл устройства снаряда, и Андрей детально интересовался, где гильза, где взрыватель, боеголовка, пороховой заряд. Постепенно что-то собиралось.

Я предложил назвать капитана Горелика капитаном Галичем в честь Александра Аркадьевича, пусть и отказавшегося с нами сотрудничать, и придумал, что капитан ездит на службу на велосипеде — виделось в этом какое-то неуставное поведение, элемент частной, бытовой жизни. Хотелось дегероизировать наших героев, спустить их с небес на землю. Андрею идея понравилась, и вот в сценарии капитан Галич садится на велосипед, кивает головой жене и катит на разминирование, а жена запирает за ним сарай, сдерживая волнение.

— И это будет, — в порядке трепа заметил Андрей, — в лучших традициях французского кино.

Я уже говорил, как удивил меня Андрей, согласившись снимать рядовую историю. Я понял, что он, во-первых, не хочет терять темпа работы, во-вторых, его пока устраивает наш творческий союз и, в-третьих, ему, как и мне, не терпится овладеть профессией, поскорее опробовать свои силы, заглянуть внутрь режиссерской кухни. Так солдат может вслепую, на спор быстро разобрать карабин на части и тут же его собрать.

И он разбирал, собирал, искал, предлагал, отвергал… Когда выдумки не хватало, мы обращались к реальным событиям, вживались в ситуацию, и тогда появлялись детали. Опустевший двор детского сада, поскрипывают на ветру брошенные качели… Где-то далеко лают собаки… Это сцена эвакуации города, над которой мы работали допоздна. А наутро Андрей предложил такой ход: эвакуируется больница. Неожиданно привозят пациента, нужна срочная операция на сердце, и врачи с бригадой «скорой помощи» остаются, хотя это большой риск и для них, и для больного. Это уже откровенная выдумка. Нужно ли это для картины или не нужно, сразу не понять. Как выяснилось позже, в фильме эта сцена оказалась одной из лучших.

Тут хочется заметить, что прообразом хирурга в фильме был друг и почти родственник семьи Тарковских Иван Николаевич Крупин — врач старой складки, замечательный хирург, честный, благородный человек. Так что ткань будущего фильма не была для Андрея голой абстракцией, она наполнялась живыми личными впечатлениями и биографиями людей, которых он близко знал. И так, кстати сказать, было во всех его фильмах.

С подачи Андрея в сценарии появился еще один персонаж, которого не было в реальной истории. Доброволец, бывший сапер, прошедший войну, предлагает свою помощь и, естественно, получает отказ от начальника саперной группы. Однако в критический момент ветеран спасает жизнь капитану Галичу. Тут мы с Инной обеспокоились: военный консультант обязательно будет против добровольца возражать. «Пусть возражает, — говорит Андрей. — В фильме тема личной ответственности не менее важна, чем выполнение долга и приказа. Не поймут это сразу — поймут потом».

Неожиданный звонок из ВГИКа принес потрясающую новость: фильм будет сниматься совместно с Центральной студией телевидения! Это давало нам возможность приглашать и оплачивать работу профессиональных актеров, а не только студентов-вгиковцев. Заодно узнали, что директором фильма назначен Александр Яковлевич Котышев.

Роясь недавно в небольшом архиве, оставшемся от отца, я нашел несколько фотографий со съемок «Александра Невского» и приглашение на премьеру. Читаю и вдруг узнаю, что Котышев был директором фильма Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». Жаль, что Андрей не узнал тогда об этом. Вот уж повеселился бы таким неожиданным приветом от великого классика!

Нам нужен герой другого качества

Перед отъездом в Москву зашли попрощаться к Гердту.

— Как агент, могу сообщить молодым друзьям: на «Ленфильме» на главную роль утвержден Олег Стриженов. Теперь ваш ход — верю, что вы найдете актера не хуже. Желаю успеха!

В поезде мы обсуждали последнюю новость. Олег Стриженов был в то время известным актером, блестяще снявшимся в «Сорок первом» у Чухрая и великолепно сыгравшим роль романтического Овода в одноименном фильме режиссера Файнциммера. Стриженов — актер красивый, утонченный, настоящий романтический герой. Романтики же Андрей не терпел, и хотя бы поэтому нам нужен был актер другого качества — реалистического, так сказать, склада, современный, из сегодняшнего дня.

Вернувшись в Москву, мы первым делом поехали в Солнечногорск к капитану Горелику, чтобы посмотреть и понять, каков он в жизни. Предварительно созвонившись, ждем его в проходной военных курсов «Выстрел». Никого нет, сидит какой-то офицер неказистого вида, маленький, полноватый. Что-то листает, делает пометки. А мы все ждем своего героя, минут пятнадцать уже ждем. И вдруг осенило: «А может, это он?» Вглядываемся. Если с этого офицера снять военную форму, то будет обычный инженер — лысоватый, еврейской внешности. Подошли. Да, это он. Познакомились.

— Ну, расскажите, что в очерке правда, что придумано. Как было на самом деле?

— В очерке как бы все преувеличено, — говорит. — Но факты правильные.

— Подробнее?!

— Ну, какие подробности? Как написано, так примерно и было.

Говорит как-то вяло, рассказывает нам уже известное. Произвел на нас впечатление скромного, озабоченного чем-то человека, с головой погруженного в новую жизнь, целиком подчиненного распорядку военных курсов. История со снарядами капитана уже не волновала. А ведь он герой, ему орден дали! Даже жалко его стало. Поблагодарили, попрощались…

Сели мы на электричку и поехали в Москву. Вагон полупустой, сидим у окна, напротив друг друга. Настроение у Андрея кислое. Спрашивает:

— А у тебя никаких ассоциаций нет по этому поводу? Может быть, воспоминаний, случаев каких-нибудь? Сашка, шевели мозгами, уж больно тошно.

— По поводу армейской жизни? Да ассоциаций — навалом. И случаев было много. Был один, но, пожалуй, к нам прямого отношения не имеет. Не из нашей он картины. Просто из жизни людей в погонах. Рассказать?

— Давай!

— Я тебе рассказывал, как сломал ногу? Пытался удержать на краю пропасти запряжку лошадей с передком и пушкой. Нога попала под колесо, и оказался я в госпитале. Лежу в палате под белой простыней, нога в гипсе.

Утром пришел к нам в палату секретарь комсомольской организации, лейтенант один, альбинос, на плечи белый халат накинут. Осмотрелся и обмер: лежит на койках одна молодежь и под простынями такие бугорки, колышки дыбятся. Прыснул он было от такого мощного проявления мужской силы, но тут же посерьезнел и с деревянным лицом подошел к моей кровати. Сел на стул — вот тут-то я и разглядел его белые ресницы и красноватые глаза, — вздохнул глубоко и от имени командования зачитал приказ с благодарностью за героический поступок. Потом положил мне на грудь картонную коробочку:

— Это тебе награда за твой героизм. Там написано, что… — берет коробочку, вынимает часы, подносит мне к лицу и говорит: — Тут, внутри, на крышке выгривана, нет… выгрировина надпись. — Он эффектно нажал на головку часов, и крышка, щелкнув, открылась. Я увидел пустую внутреннюю сторону крышки.

— Ну как, здорово? Запомнишь на всю жизнь!..

— А что запомнишь?

— А что там написано, — даже как-то игриво сказал лейтенант.

— А там ничего не написано — там пусто. Лейтенант поднес часы к глазам и стал их покручивать… Потом сказал:

— Может быть, на какой другой стороне?

Я не знал, чем ему помочь, я знал твердо, что у крышки всего две стороны.

— Не может быть! — Лицо лейтенанта заиграло вдруг всеми цветами радуги. — Понимаешь, прости, это я проморгал… Пойди к этому, как его…

— …граверу, — подсказал я.

— Точно, к нему! Скажи, что ты сделал что-то героическое, как в приказе. Он поймет. Выздоравливай поскорей, а мне пора. — И секретарь довольно быстро оказался у дверей палаты. У порога обернулся: — Помни, Родина ждет! — знакомым игривым тоном сказал он на прощание.

— Ну, как тебе, Андрей?

— Сашка, сцена смешная, но сам понимаешь, из другой картины. Даже если и придумал, слушается хорошо. Можно просто снимать.

— Да не придумал я ни слова. Все чистая правда!

— Тем более не поверят, не поверят и не разрешат. Скажут, таких дураков в Советской армии нет. — И Андрей с тоской посмотрел в окно.

«Кто служил, знают, что есть случаи и похлеще», — подумал я.

— Ничего другого не вспомнишь?

— Нет. Что-то в голову не лезет. Ты, Андрюша, когда-нибудь стрелял из пистолета?

— Из охотничьего ружья стрелял. В тайге. Ты-то, наверное, из разного оружия стрелял. Из пистолета, из пулемета, само собой, из пушки… Да у нас в фильме стрельбы не будет. Снаряды взрывать будем. А фитиль подожгу я.

— Так точно, понял, ваше превосходительство. Мы опять помолчали. Под вагонами постукивали колеса, идей в голове не было.

— Ну, давай расскажу немного про стрельбу Служба моя заканчивалась. Ознакомили меня с приказом об увольнении, и я ушел в лесок, где стояли лагерем, попрощаться и заодно расстрелять две запасные обоймы моего ТТ — все-таки четырнадцать патронов, можно повеселиться. Вытащил пистолет, рукоятка потеплела, приятно тяжелит руку… Я еще подумал, что агрессия — хочешь не хочешь — заложена в человеке генетически. Ты согласен?

Андрей кивнул головой: «Еще как!»

— Уселся я на берегу небольшого озерца, расставил невдалеке две бутылки, железную банку, посидел — покурил, сплюнул, — прицелился, задержал дыхание и нажал на курок.

После первого выстрела вся птичья наличность (Андрей улыбнулся) куда-то исчезла, только сорока перелетела на соседнее дерево.

— Сорок я люблю, реликтовая птичка.

— Продолжаю стрелять. Сам знаешь, попадешь в бутылку — или вдребезги разбивается…

— …или крутится на месте и потом медленно останавливается. Красиво, — неожиданно добавил Андрей.

— А как, думаешь, входит в воду пуля? Совершенно незаметно, без брызг, без следа. Стреляю в дуб — даже крошки не ссыплется. А хотелось, чтобы было как в кино — фонтаном, да не получилось. Понимаешь, какая разница между жизнью и кино?

— Как раз это я прекрасно понимаю. Она и должна быть, разница. — И вдруг без перехода говорит: — Давай снимем не актера, а обычного человека, из толпы, с улицы. Есть в этом какая-то правда, и актерских штампов не будет. Снимают же итальянцы!

— Итальянцы итальянцами, — отвечаю, — а в русском характере свои заморочки. Вон капитан Тушин у Толстого — тихий, скромный, незаметный, но в бою герой. Неактеру трудно сыграть такое.

Эйзенштейновский директор выделил нам комнату на студии Горького, там мы и стали проводить актерские пробы. Пробовали и актеров, и неактеров — журналистов, вторых режиссеров, всех вперемешку. Актерам на главную роль ассистентка Ася Купцова давно разослала сценарии. На остальные роли утвердили знакомых нам студентов-вгиковцев: Леонида Куравлева, Станислава Любшина, Нину Головину. Это были их первые съемки в кино.

А вот актера на центральную роль у нас все не было. И вдруг — бывает же такое! — звонит и приезжает к нам Олег Борисов из Ленинградского БДТ.

Мы посылали ему сценарий, но безо всякой надежды — актер известнейший, просто даже знаменитый.

— Ребята, — говорит Олег, — сценарий я прочел. Мне он нравится. Давайте сделаем нашу «Плату за страх». — И он весело посмотрел на нас.

А мы в радостном шоке. Странно это как-то-то никого нет, а то Олег Борисов сидит перед нами собственной персоной!

— Что же вы молчите? Только мое условие такое: снимаюсь в свой отпуск, июль — август, и ни дня больше.

Опять пауза. И тут Андрей по-деловому так встает, подходит к окну, открывает… За окном бушует майская весна, птицы поют, с запада идет и громыхает гроза.

Борисов говорит:

— Какой чудесный вид, ах-ах! — Выдержал еще паузу. — Ну что, будем работать? Или будем лирикой заниматься? — И подмигнул мне.

Андрей повернулся к нам, и, честное слово, мы еще не видели у него такого счастливого лица. Это было везение. Вот он, его герой, — не утонченный и романтический, а многослойный, хитроватый, совсем не красавец, но в полной мере наделенный обаянием Олег Борисов. Таким он и сыграл у нас главную роль.

…В 1970 году мне посчастливилось еще раз поработать с Олегом Ивановичем на картине «Кража». Он снимался у меня на точно таких же ультимативных условиях: июль — август, и ни дня больше!

А еще через много лет, после смерти Андрея, я встретился с Борисовым на «Мосфильме». Он остановил меня в коридоре: «Саня, постой!» Мы помолчали, как над могилой.

— Я много помню — об Андрее, о тебе, о нашем фильме.

— Скажи, Олег, та наша картина была не хуже ленфильмовской?

— Лучше, потому что крепче и проще. Без пирожного и крема…

Летом 1958 года мы занимались съемками и к осени в монтажной студии им. Горького начали монтировать картину. Параллельно шли важнейшие события моей жизни…

Я отвез Марину в роддом в состоянии паники, знакомой всем «первородящим» отцам. Я-то, конечно, казался себе образцом выдержки, но потерял в тот день две пары новеньких перчаток и наделал еще кучу необъяснимых нелепостей, чем сильно позабавил мою тещу. От страха или от радости купил бутылку водки и отправился к Андрею. Много в ту ночь было выпито и переговорено…

Рано утром я пробрался к телефону, набрал номер роддома и назвал фамилию жены. Женский голос с интонацией автомата ответил: «Мальчик, вес 3400, длина 54 см, состояние удовлетворительное». Трубку повесили. Я вернулся в комнату, бесшумно прикрыл дверь. Теща лежала с закрытыми глазами, я на цыпочках пошел мимо нее в свою комнату, но услышал тихий вопрос в спину: «Говори, Змей Горыныч! Я давно не сплю». Я пересказал ей все цифры и спросил, хороши ли они. «Не суетись, — сказала Мария Ивановна. — Покупай яблоки и поезжай к Марине». Стальной характер! Хотя, наверное, ночь не спала.

Когда я вернулся из роддома, Мария Ивановна сообщила: звонил Андрей, он уехал в монтажную и просит меня не торопиться, заниматься «свиванием гнезда».

Через несколько дней я вернулся в монтажную. Андрей монтировал сцену под названием «Спичка». Сцена была придумана им прямо во время съемок. Только что сгрузив снаряды, бронетранспортер тронулся в обратный путь. Капитан (О. Борисов) сидел справа от водителя (С. Любшин). Капитан, закуривая, чиркнул спичкой, и бронетранспортер неожиданно съехал с дороги и резко остановился, зависнув над кюветом. Дальше монтируется немая сцена.

— Что за черт! — капитан удивленно смотрит на водителя, ведь он всего лишь чиркнул спичкой, а у того мокрый лоб, остановившийся от смертельного ужаса взгляд. Капитан в недоумении. Зато зритель понимает, что у водителя нервный срыв после проделанной опасной работы.

Когда сегодня смотришь этот эпизод, отчетливо видишь правильный замысел, но сцена смонтирована из слишком коротких, зарезанных, как мы говорим, кадров. Позже мы бы так не сделали, не остановили бы актерское дыхание, пульс человеческого состояния. Но тогда мы следовали моде: монтировали коротко, не эмоционально, а логично. И тем не менее в сцене ощущался несомненный интерес Тарковского к поведению человека в неординарной, стрессовой ситуации. Этот интерес присутствовал и в других сценах. Вот бронетранспортер со смертельным грузом медленно ползет по дороге, а навстречу ему автобус, наполненный детьми. Как автобус мог прорваться через оцепление, объяснять некогда, главное — эпизод создает большое напряжение. Мы старались держать это напряжение всеми средствами, а кончали сцену рекламным плакатом на дороге: «Путешествие на автомобиле — лучший вид отдыха». Я предложил эту деталь, слегка опасаясь, не банальна ли она, но Андрей предложение одобрил, добавив, что «банальность» зависит от контекста.

Мы назвали наш фильм «Сегодня увольнения не будет» и закончили его в самом конце 1958 года. Картина получила известность — сначала, конечно, во вгиковском масштабе. Потом, начиная с мая 1959 года, фильм лет десять подряд показывался на телевизионном экране, обычно к Дню Победы. Затем фильм пропал. После смерти Андрея стали искать копию, и выяснилось, что на телевидении ее сожгли во время ликвидации залежей в архивах. Слава богу, негатив сохранился в «Госфильмофонде» в Белых Столбах. Несколько лет назад Музей кино показал наш фильм в ретроспективе лучших дипломных работ ВГИКа."

Из книги А.Гордона "Не утоливший жажды"
82. alta - 23 Марта, 2013 - 00:20:18 - перейти к сообщению
ДЕД пишет:
Вот где снимался фильм

В дополнение к кадрам с "Острова".

Слева вверху - только-только начавший возрождаться в 1958 г. Дом офицеров.
http://youtu.be/RG_HOS3o4OI?t=44m31s
83. grek (N/A) - 23 Марта, 2013 - 00:56:12 - перейти к сообщению
На этой фотке, наконец-то, увидел дома напротив ДК по Верхней Набережной-Сонина (бывшая 26-я школа). если бы не знакомые очертания Дома офицеров ни за что не угадаешь, что это нынешняя улица Сонина.
84. mick-vvv - 23 Марта, 2013 - 08:05:07 - перейти к сообщению
grek Дык это Нижняя Набережная же. В фильме не мог понять где этот шлакбаум, пока на горе не мелькнул Дом Офицеров.
85. grek (N/A) - 23 Марта, 2013 - 12:19:24 - перейти к сообщению
Вот здесь Набережная и разделялась на Верхнюю (Сонина до Первомайского) и Нижнюю (ТЭС).
86. ДЕД - 23 Марта, 2013 - 19:49:24 - перейти к сообщению
45.55 и до конца фильма снята дорога от Кура до ул. Ватутина. Внизу виден деревянный мост, а дальше уп.Сороковая. Правее на заднем плане видна Вознесенская церковь на Запольной.
87. grek (N/A) - 23 Марта, 2013 - 20:06:37 - перейти к сообщению
ДЕД пишет
Цитата:
45.55 и до конца фильма снята дорога от Кура до ул. Ватутина. Внизу виден деревянный мост, а дальше уп.Сороковая.

Блин, надо еще сто раз пересмотреть, как мог не увидеть!? Это же родные мои места, там еще рядом с мостом водонапорная башня, мы там в детстве играли, а булыжная дорога серпантином, по которой едут военные автомобили - это наша Гофманка (так мы эту гору называли по-старинке в начале ул Ватутина). Там мы зиомй на санках и тарантасках катались, а кто посмелее - на коньках с самого верха и до Кура.
У моста кончался "город" и Сороковой начиналась Казацкая. Моя мама еще до войны училась в 6-ой школе, так ее ребята из школы только до моста провожали, дальше боялись. если смотреть сверху, то вправо от моста по Кузнечной начиналось наше футбольное поле, где примерно в то время (чуть позже в 62-м при Рогове) тренировались футболисты "Трудовых резервов", и где по горкам (от базы "Труда"Подмигивание они бегали кроссы "на баню".
Спасибо, Дед! Теперь хорошо рассмотрел.
(Добавление)
А по Сороковой в сторону В.Луговой, метров через 60 мой родной дом.
88. ДЕД - 23 Марта, 2013 - 21:00:36 - перейти к сообщению
Мы с ребятами часто ходили кататься на Курган -так называпся склон наверху которого размещалась лыжная база общ. Труд и сорокаметровый деревянный трамплин. На Ватутина становились на лыжи и спускались по этой дороге до Кура. Летом на Кургане тренировался мотогонщик Игорь Королев.
89. grek (N/A) - 23 Марта, 2013 - 21:35:30 - перейти к сообщению
Курган находился левее (если смотреть снизу) трамплина. Если спускаться по Садовой - то слева от створа улицы, он шел от бывших конюшен областной больницы.
Трамплин находился сразу левее базы (опять же - снизу). кстати, рекорд этого трамплина и всего лыжного спорта Курской области - 45 метров навеки принадлежит Женьке Филлипову, мастеру спорта по велосипеду, который жил на Нижнем Плане (вроде и сейчас там живет). И еще, в школе №18 на лыжной базе специально для моего старшего брата держали пару прыжковых лыж, поскольку прыжки на лыжах с трамплина входили в зачет школьных зимних соревнований. Мой брат (ему сейчас 72) никак не мог перекрыть результат Филипка. Теперь это рекорд (45) на все времена. В середине 60-х трамплин разобрали, он был в плохом состоянии, а денег на ремонт не нашли. Справа от горы приземления был ДОТ и мы в него часто залезали через амбразуру, жгли там костры. Его недавно раскопали по моей наводке наши поисковики Цуканова.
Верхом лихачества был спуск на обычных лыжах с горы "от бани", на что решались немногие, с Кургана тоже многие боялись. В 90-е оттуда стартовали наши любители дельтопланов, но сейчас они куда-то пропали.
Гофманкой эту гору называли в честь какого-то дворянина, который, якобы, жил там в районе пересечения Чикинской (Ватутина) и Семеновской. А на Семеновском тупике жил Гена Дьяков, известный курский хоккеист.
Еще в 60-е на тех горках часто крутили свои виражи мотокроссмены во главе с Игорем Королевым, известным по прозвищу - Король. Они тоже базировались на Кузнечной, где командовал Николай Иванович Кузнецов, после того, как его выжили с председателей спорткомитета.
90. ДЕД - 23 Марта, 2013 - 22:13:53 - перейти к сообщению
Мы тоже часто лазили в ДОТ разжигали костер и взрывали потроны. Дельтапланеристы стартовали на Кургане в 1984 г кажется ребята с Пентагона.
Яндекс цитирования
Powered by ExBB
ExBB FM 1.0 RC1 by TvoyWeb.ru
InvisionExBB Style converted by Markus®

[Script Execution time: 0.058]     [ Gzipped ]